Света губарь 38 лет москва знакомства

чпеообс мйфетбфхтб --[ нЕНХБТЩ ]-- рБДЦЕЧ н. з. юЕТЕЪ ЧУА ЧПКОХ

света губарь 38 лет москва знакомства

Даже спустя много лет бывшие ученики говорят о том, как много для . Олег Губарь Вскоре после знакомства с Аркадием, я сделал для себя один важный вывод. Но с каждым днем все очевидней, что светом был именно Аркаша!” на ветках которого выстроились 38 еврейских священнослужителей. ды были опубликованы в ряде работ и внедрены в производство []. . статью «К систематике грызунов фауны СССР» [53], которая вышла в свет .. Петрович в течение 30 лет возглавлял кафедру зоологии МОПИ имени работники — Юлий Петрович Губарь, Юрий Соломонович и Евгений Соло-. Около двух лет глумилась, лютовала фашистская администрация над селянами. .. Ну что, господин полицейский, давайте будем знакомиться. .. Впервые за время Великой Отечественной войны в Москве был произведен салют. . Вместе с й общевойсковой и 3-й гвардейской танковой армиями с.

Ему готовилась самая простая пища. С каким горячим увлечением говаривал он с матушкой по-итальянски! Вот вам и адрес для мемориальной доски А. Следующая информация будет еще более занимательной.

света губарь 38 лет москва знакомства

Всем известно, что де Ришелье избрал местом своего обитания смежный со стороны Ришельевской улицы дом начальника таможни М. Кирьякова, по каковой причине и улица обрела свое наименование.

Но никому невдомек, что был и другой синхронный одесский адрес Дюка, а именно дом Поджио. Я нашел архивный документ, относящийся к хронике заседаний Одесского строительного комитета и никогда прежде не публиковавшийся.

Креймер Аркадий Евсеевич

То есть, как минимум, полгода Дюк и его канцелярия размещались в доме Поджио. Ришелье прибыл в Одессу в марте года и, не исключено, еще тогда поселился именно. Вот вам и еще один адрес для мемориальной доски. Дом этот для Одессы младенческих и юных лет был, конечно, грандио- 90 4 зен. Скальковский в числе первых лучших частных строений называет всего лишь два дома: На плане города года, высочайше утвержденном в следующем, м, дом показан отстроенным в дальнейших своих пределах по Дерибасовской и Ришельевской улицам.

света губарь 38 лет москва знакомства

Конфигурация строения не меняется на планах го и го годов, если не считать того, что на более поздних планах главный въезд в обширный двор обозначен со стороны Ришельевской улицы. Дом этот часто упоминается в декабристской литературе, поскольку оба сына владельца, Иосиф и Александр Викторовичи, были известными декабристами, и родительские апартаменты посещали многие известные деятели движения.

Первый из сыновей, штабс-капитан, участник наполеоновских войн, скончался в году. Второй, подполковник, в м. Сам Виктор Поджио ушел из жизни 29 августа года, возможно, и от чумы: Старое кладбище, как известно, уничтожено в середине х годов, и вместе с ним сгинула память о многих устроителях Одессы.

После кончины Виктора Яковлевича дом достался его вдове и сыновьям. Иосиф Викторович Поджио был женат на представительнице известного рода Бороздиных, также связанного с Одессой, Марии Андреевне. Эта супруга, шантажируемая собственным отцом, не сумела последовать за декабристом в Сибирь, вынуждена была получить официальный развод, и впоследствии вышла замуж за князя А. Гагарина, лучшего из адъютантов графа Воронцова. Уже после ее кончины Гагарин женился вторично на юной красавице, княжне Анастасии Давидовне Орбелиани, но вскоре его, безоружного, в собственной резиденции он был тогда генерал-губернатором в Кутаиси смертельно ранил князь Дадешкелиани, но это отдельный сюжет.

В годах чиновник довольно высокого ранга, статский, а затем действительный статский советник Лука вероятно, Лучиано Григорьевич де Кирико стал энергично приобретать в Одессе недвижимость здания и сооружения, садовые участки и землюв том числе купил у наследников и интересующий нас дом.

света губарь 38 лет москва знакомства

В году оценка этого дома составляла руб. Это один из самых высоких показателей в Одессе тех времен. Ралли, предста- 91 5 вителя известного греческого семейства, в году, оценен лишь в руб. Это очень хорошие показатели, ибо лишь единичные помещения в городе приносили большую прибыль, да и то лишь хлебные магазины амбары за единственным исключением обширного доходного дома майора Андрея Буги, по той же Ришельевской улице.

Даже четверть века спустя дом Кирико, бывший Поджио, оставался одной из самых дорогих частных одесских построек. Он, скажем, оценен в три с лишним раза дороже, нежели сохранившийся по сию пору дом Прокопеуса "Два Карла". Дом Кирико стоил больше, чем два дома богатейшего откупщика Маразли-старшего по Итальянской улице вместе взятые.

В начале х дом принадлежал уже наследникам Кирико, судя по всему, его супруге, "Елене Антоновне дочери де Кирико". О Констанции де Кирико в ироническом контексте упоминает В. Туманский надо все же полагать, что он ошибся с именем и говорит не о дочери, а о матери, Елене; дочери учились в Одесском институте благородных девиц и были вполне цивилизованы.

Жена же его, смолоду красотка, всегда в обществе изумляла его совершенным неведением приличий, какою-то простодушною, детски-откровенною неблагопристойностию в речах и действиях.

Она мыслила вслух, никогда не смеялась, зато всех морила со смеху своими рассказами. Худенькая, живая, огненная, беда, бывало, если кто ее раздразнит; несмотря на то, мистификациям с ней конца не. Из анекдотов об ней составилась бы книжица, но кто бы взялся ее написать и какая цензура пропустила бы ее? Я позволю себе привести здесь два или три примера ее наивного бесчинства.

Описывая счастливую жизнь, которую вела она среди валахских бояр, говорила она мне, как и многим другим: Как же мне было не чувствовать к ним благодарности? Иным скрепя сердце оказывала ее; с другими же, которые мне более нравились, признаюсь, предавалась ей с восторгом". Раз поутру у Собаньской сидели мы с Паленом; вдруг входит мадам Кирико, объявляет, что намерена провести тут целый день и для того привезла 92 6 с собою рукоделье.

Живость разговора не позволила сперва заметить, в чем оно состояло; когда же Собаньская на столе увидела малиновое бархатное мужское исподнее платье, то почти с ужасом вскрикнула: С трудом могли ее уверить, что это уже слишком бесцеремонно. Из этого можно посудить о прочих поступках сей нарядной, даже превосходительной шутихи, которая, впрочем, кое-как выучилась по-французски и давала у себя иногда вечера. Две миленькие скромные дочки ее, Констанция и Валерия, перестали уже краснеть от ее слов, а показывали вид, будто их не слышат.

Вообще служила она публичным увеселением, но Собаньская как-то особенно умела ею овладеть". С самых ранних эпох существования Одессы в верхнем этаже дома Кирико располагались элитарные увеселительные заведения: Редкий мемуарист не упоминает об этом заведении: В ресторане Маттео, между прочим, давали обед Н. Гоголю во второй его одесский визит, в году.

На этой вечеринке присутствовал цвет "умственной Одессы": Лев Сергеевич Пушкин младший брат поэта, служивший тогда в местной портовой таможне, Николай Григорьевич Тройницкий выпускник Ришельевского лицея, редактор "Одесского вестника", выдающийся общественный деятель, литератор, Николай Петрович Ильин директор русской драматической труппы в Одессе безоружным зарублен в Кутаиси, когда пытался защитить генерал-губернатора князя Гагарина смотри выше.

Совершенно очевидно, что обитавший в годах в находившемся на противоположной стороне улицы доме Рено бывшем князя Г. Пушкин не мог не посещать упомянутое коммерческое казино. Вот вам еще несколько "мемориальных симптомов". В х годах помимо высококлассных увеселительных заведений, включая кафе-кондитерские, в доме де Кирико помещались лучшие салоны мод, парикмахерские, часовые, ювелирные, оптические мастерские, музыкальные, оружейные, табачные и так называемые "Английские магазины".

При этом традиционно наблюдается некоторый уклон как бы в "мужской набор спроса". Тут, например, работали наиболее востребованные в Одессе мужские портные, французы Лангле и Мишель, преемники прославившегося здесь еще ранее Тессье, а также греческий закройщик Ахилл Приор. Впрочем, параллельно функционировал и популярный дамский салон французской модистки Битру. Здесь трудился лучший ювелир времен Воронцова Розагутти Розегуттавеликолепные изделия которого демонстрировались на первой одесской художественно-промышленной выставке года, приуроченной к визиту императора Николая I.

Тут же занимался исполнением частных заказов механик Ришельевского лицея Карл Эдвард Фальк, впоследствии устроивший первый местный частный чугунно-литейный завод, и немецкий же оптик Штейнгардт, в дальнейшем служивший в Императорском Новороссийском университете.

Довольно долго в доме Кирико процветала знаменитая кондитерская Адольфа Замбрини он славился, кроме всего прочего, как искусный фехтовальщиксобиравшая самую изысканную публику, а на смену ей пришло аналогичное заведение Шаца, но уже с немецким уклоном. Любопытно, что много лет спустя, когда владельцем расположенного уже в Пале-Рояле кафе был Евгений Замбрини, его посещал А.

В году он взял на службу приглянувшегося ему летнего паренька, выходца из Вюртемберга Вильгельма Вагнера. Юноша оправдал его надежды исключительным трудолюбием, честностью, сметкой, доброжелательностью, и 1 марта года, будучи старшим приказчиком, получил этот бизнес в свои руки: Компаньоном Вагнера стал представитель известной греческой купеческой фамилии Михаил Петрококино, но довольно скоро они мирно разошлись, причем каждый сумел отлично реализоваться. Следует уточнить, что же собой представлял "Английский магазин".

Собственно говоря, это был салон роскошных, престижных, качественных зарубежных товаров. Прежде всего, блистательная английская посуда от Веджвуда, лампы, плафоны, столовое белье и серебро, мелкая пластика, галантерея, оптика, мебель и. Это вовсе не означает, что там не могли реализовывать богемский хрусталь, саксонские сервизы, китайский фарфор, позднее в ход пошли немецкие швейные машинки, канцелярские товары, велосипеды, французские кофемолки, папильотки, щипцы для завивания волос, эстампы, люстры, итальянское стекло и др.

Многие годы магазин Вагнера располагался в доме Кирико, а осенью года перешел в бывшие лицейские помещения, что в соседнем квартале по Дерибасовской. Произошло это через несколько лет после того, как Вагнер в году обменял принадлежавшую ему гостиницу "Европейская", примыкавшую к Городскому саду со стороны Преображенской, на комплекс старых строений Ришельевского лицея. С тех пор они и получили название "Дом Вагнера", там стремительно сформировался масштабный торгово-развлекательный городок, как бы наследовавший одряхлевшему Пале-Роялю.

Но это отдельный сюжет, а мы вернемся к дальнейшей истории дома Кирико. Уже в начале х годов одним из самых, как нынче говорят, раскрученных куаферов считался итальянец, тосканский подданный Луиджи Антонович Контессини, который надолго обосновался в первом этаже дома Кирико. Здесь уместно вспомнить старый анекдот. Парикмахер 95 9 спрашивает клиента, как его постричь, а тот отвечает: Так вот в популярных парикмахерских, да и в простых цирюльнях, неразговорчивость куафера или цирюльника считалась признаком дурного тона: Именно таким манером парикмахерская Контессини превратилась в своеобразную справочную контору.

Заинтересованные приезжие специально оповещали мастера о своих деловых намерениях, с тем чтобы он распространял эту информацию. Дошло до того, что в местной газете прямо объявлялось, по какому поводу следует обращаться в заведение Контессини. Он берется устроить новую фабрику и также всякого рода гидравлические колеса, приспособления ко всякой другой отрасли промышленности. Спросить у г-на Контессини, парикмахера, на Дерибасовской улице, в доме Кирико". К слову, несмотря на острую надобность, первое предприятие по производству бумаги, да и то оберточной, возникло в Одессе лишь 20 лет спустя.

Из рекламных сообщений годов явствует, что парикмахерская Контессини, взявшего в компаньоны некоего Гваздановичева, занималась не только собственно стрижкой и бритьем, но реализовывала парики, букли, шиньоны, косы, а кроме того, выполняла функции косметического салона-магазина.

Кроме того, в доме Кирико много лет подряд находились: Витте и один из лучших и старейших в Одессе магазинов музыкальных инструментов и нот итальянца Анжело Занотти, некогда служившего в антрепризе итальянской оперы. Непременно упомянем "Торговлю кяхтинскими и кантонскими чаями" одесского купца, общественного деятеля, гласного Думы, благотворителя Гавриила Крапивина.

Любопытно, что Крапивин сотрудничал с другим известным одесским чаеторговцем и общественным 96 10 деятелем, В. Кандинским, отцом знаменитого художника. Скажем, во время Балканских войн середины х они жертвовали самые дорогие чаи, так называемые лянсины, для российских волонтеров, сражавшихся на стороне южных славян. В третьей четверти позапрошлого столетия в доме Кирико базировались и солидные мануфактурные магазины караима Эгиза и еврея Лазаровича.

Немалый интерес представляет табачная ориентация специализированной торговли в доме Кирико, а затем и в доме Новикова, каковая традиция сохраняется буквально до сих пор. Первой крупной табачной торговлей в е годы здесь занимался греческий купец Роджеро Руджери.

В е элитарная табачная торговля сосредоточилась в "Американском магазине Л. Этот магазин был рельефно мужским всё для охоты, похода, дороги: Если суммировать, выходило так, что огромный даже по нынешним масштабам дом представлял собой значимый торговый центр, то есть был доходным в полном смысле этого слова.

Собственно говоря, налоги с подобных домостроений составляли значимый источник пополнения городского бюджета. В начале х годов дом Кирико перешел во владение поистине знаменитого семейства одесских старожилов, почетных граждан, выдающихся общественных деятелей, "канатчиков" Новиковых. Уже в начале XIX столетия представители этого рода устроили канатные заводы, примыкавшие к улице, впоследствии получившей наименование Канатной.

Продукция этих предприятий не только полностью обеспечивала запросы Одесского строительного комитета и регионального отечественного мореплавания, но широко экспортировалась за рубеж. Вслед за Федотом Новиковым большой авторитет приобрели купцы 1-й гильдии Илья Сергеевич и Яков Ильич скончался в году Новиковы, исполнявшие обязанности городских голов соответственно в и годах. Огромным авторитетом пользовались наследовавшие им Яков Яковлевич Новиков скончался в году и Александр Яковлевич Новиков скончался в годукоммерции советник, член Комитета торговли и мануфактур.

Два последних лица и были поочередно владельцами бывшего дома Кирико, а затем он среди прочего солидного имущества отошел к их наследникам. В том числе Якову Алексеевичу Новикову, авторитетному гласному городской Думы, сотруднику Одесского отделения Императорского русского технического общества и члену Английского клуба.

Остановимся преимущественно на тех, что были, так сказать, традиционного профиля. Прежде всего, назовем салон выдающегося одесского фотохудожника Рудольфа Федоровца Феодоровцаодного из лучших мастеров в этом жанре всех времен, что был в числе создателей Одесского общества изящных искусств год.

В е годы Федоровец был для Одессы, что называется, знаковой фигурой. Глаза мечтательные, верующие во все мистически-красивое". В те годы вся Одесса помешалась на спиритизме и сомнамбулизме, и Федоровец сделался ярым приверженцем этих новых веяний, несомненно, обладая способностями экстрасенса, гипнотизера. Он верил в ясновидение и очень часто проделывал опыты с разными субъектами, которых усыплял и затем расспрашивал по самым замысловатым вопросам. Я помню сеансы, на которых присутствовали лучшие представители умственной жизни Одессы: Усыпленная девушка отвечала на все вопросы, угадывала пол и возраст, давала медицинские советы, решала философские задачи".

Нечего и говорить о том, что Федоровец пользовался огромным успехом у слабого пола. Вместе с тем, как всякий талантливый человек, он был 98 12 не в меру эмоционален, вспыльчив, раним и нуждался в деликатной умной поддержке.

Такую поддержку ему и оказывал другой блистательный одесский фотомастер Александр Хлопонин, питомец Петербургской академии художеств: Горького и производит неизгладимое впечатление. Особенно хороши были "концессионеры" в портретном жанре. Лучшие женские портреты старой Одессы наследие, разумеется, Рудольфа Федоровца. Подобно тому, как популярные куаферы и модистки имели своих фавориток, так и он своих, не обязательно великосветских.

Художник до конца дней выискивал свои типажи, свои фотогеничные образцы. Уже в е годы местная газета писала: Оба они были не только фотографы, но и художники по профессии. Хлопонин и до сих пор сам дирижирует работами и придает им тот художественный отпечаток, которым отличаются работы этой фотографии. Феодоровец же несколько лет как умер, и едва ли остался даже какой-нибудь аппарат, работавший при покойнике, а между тем на вывеске фотографии красуется: Феодоровец, фотограф Двора и проч.

Преемником Федоровца в нашем доме стал его лучший ученик, В. Чеховский, получивший гран-при на первой международной фотовыставке, состоявшейся в Одессе в бывшем дворце Нарышкиных в году.

Его круг общения — от городских властей до благотворительных обществ. Он упорно добивался желаемого для клуба. Инициатива — памятник Исааку Бабелю — стала осуществленной благодаря и его напору. До ночи своей смерти он связывался с близкими людьми.

Он мечтал об открытии отремонтированного Клуба. Наши одноклассники, несмотря на то, что многие после школы разъехались по городам и весям, приезжая в Одессу, всегда с удовольствием собирались у нас дома. Но преданность и любовь к Одессе никого из нас не покидала и не покинет, пока живы. Вот таким мостиком, точнее связью с Одессой, ее воплощением стал Аркадий.

Когда я приезжал в Одессу, то мы непременно встречались. И всегда, когда мы встречались, Аркадий практически обо всех соучениках мог рассказать, кто где живет, чем занимается, когда виделись последний раз, какие-то интересные подробности. Пожалуй, именно из-за его общительности и искренности, все ребята делились с ним своими заботами, планами, радостями и печалями.

Каждый чувствовал, что Аркадий всегда готов прийти на помощь, подсказать, искренне посочувствовать. Ведь кроме личного участия, он всегда был готов и поделиться своими многочисленными связями, что в одесской действительности и теперь немаловажно.

Сева Максименко, одноклассник Наш класс И конечно, самое главное — это то, что в одиннадцатом классе Аркадий встретил свою половинку —. Вместе с Аркадием — 51 год, из них в браке — Всего четыре года не дотянули до золотой свадьбы. Вспоминаю все прожитые годы и понимаю, что мы ни разу не ссорились! За все эти годы ни разу? У нас не было секретов друг от друга: Был мудрым советчиком и консультантом.

Вместе мы переносили радости и горе. Наша свадьба, г. Аркадий с Юленькой Жить бы да жить, но подкосило нас страшное горе — умерла наша летняя дочка Юленька. Думаю, что это горе оставило первую метку на его сердце. В 40 лет мы решились родить ребенка. И когда родилась дочка, мы оба, ни секунды не сомневаясь, решили назвать ее Дарья — Дар Божий. Наша радость окончила школу, институт, вышла замуж и… совершенно неожиданно подарила нам сразу двух внуков — Данечку и Владиньку, наших солнышек.

Как же их любил дедуля Аркадий! И они его —. В году его забрали в армию, под Архангельск. Всего год прослужил он, но приобрел друзей на всю жизнь: Он был как старший брат.

Мы-то все в армию пришли пацанами, а он — взрослый, женатый человек, папа. Вот и к нам он так относился, по-отцовски. Время размело нас по разным городам, но каждый приезд в Одессу становился для меня праздником. Встречи с Аркашей — бесконечные разговоры… Как он рассказывал о своей работе, своих проектах.

Жаль, что эта работа не была закончена. Костя Левкович, однополчанин В году Аркадию надоели постоянные командировки, и он решил попробовать себя в роли учителя.

Только в родную ю учителем труда и черчения. Все, что он мог, он сделал в своей жизни!

света губарь 38 лет москва знакомства

Теперь понятно, чем обладал Аркадий, — он обладал настоящей, а не поддельной, харизмой одессита, а такое сейчас встретишь очень редко Илья Перстнёв, ученик, краевед, экскурсовод Музей сказки В школе Аркадий создал лучшие в городе мастерские: Дети с удовольствием работали, делали различные изделия табуретки, скамейки, крючки для вешалок и.

Кроме трудов, он преподавал черчение. Тогда этот нужный предмет еще был в школе, директор понимала его необходимость. Даже спустя много лет бывшие ученики говорят о том, как много для дальнейшей учебы в институте дало им изучение этого предмета в школе. Директор школы Хохлова Ольга Васильевна, при которой была восстановлена разрушенная часть школы и построена новая, решила украсить 4-й этаж.

Нашла Петю, и он предложил сделать Музей сказки. К этой работе Ольга Васильевна привлекла Аркадия как учителя труда. Вот тут они и познакомились. Четыре года каторжного труда а кроме этого еще и свои уроки, семьяи результат — единственный на весь СССР школьный Музей сказки. Там он проработал до ликвидации организации.

Так было и на этот. Товарищ Аркадия Толя Горбатюк сказал: И вот с августа года, после своего летия Аркадий начал там работать. Во-первых, он знал всех и не только в Одессе ; во-вторых, он умел почти все сделать своими руками; в-третьих, то, что он не мог сделать сам, сразу же делали мгновенно появляющиеся откуда-то мастера раньше такого специалиста приходилось ожидать неделями. Он никогда ничем не болел — в этом мы, наивные, были уверены.

Боже мой, как мы заблуждались: При Аркадии клуб зажил полноценной жизнью. С его легкой руки к году Клуб насчитывал 14 филиалов. И, как обычно, — новые друзья.

Оказалось, что он приехал из Таллинна, зовут его Меэлис Кубитс, ему очень понравилась Одесса, и он хочет здесь отпраздновать свой день рождения. Почему бы и нет?

Олег ГУБАРЬ Ришельевская, 4 (Дерибасовская, 12): дом Поджио Кирико Новикова

И вот в начале июня в Одессу прилетел самолет, полный эстонцев. В — Одесса и Таллинн поехали в Ереван для открытия там филиала Клуба. Тогда я еще не знал, что мы с ним всегда будем держать друг друга за руку. За время этой более чем тысячедневной дружбы много чего произошло. Начиная с апреля года, я побывал в Одессе 24 раза. Мало кто знает о том, что Аркадий Креймер был единственным человеком, с которым я встречался каждый раз во время первых 23 визитов в Одессу.

В свой 24 приезд в Одессу 23 декабря года я впервые оказался на одесском кладбище.

Наталия Беловол (Губарь)

Там, где обрели вечный покой многие уникальные люди из этого уникального города. Судьбе было угодно, чтобы и эти ворота открыл для меня именно Аркадий.

Точно так же, как он сделал это в году, открыв мне двери клуба и дорогу к сердцу Одессы. Много говорится о том, что Аркадий не берег себя, жил ради других, должен был больше думать о. Возможно, я не имею право так говорить, но я не понимаю такой позиции. Я уверен на сто один процент, что когда Аркадий вернется, он снова выберет себе именно такую жизнь. Меэлис Кубитс, Эстония Наш дом всегда был рад принять друзей.

По поводу и без повода у нас собирались близкие люди. Так было с Резо Габриадзе, который, останавливаясь в той же гостинице, вечера проводил у нас дома, рассказывая и рассказывая… Аркадий был хорошим слушателем, а это очень важно! Улыбка в нем была умная и очень веселая. Как он умудрялся все это сочетать — затрудняюсь сказать. Был остроумным и никогда не шутил просто так, ради шутки. Любил свой город, свою семью, друзей, работу… Был очень логичным человеком. Легко находил в разговоре ваши ошибки, но никогда не позволял себе сделать замечание.

Его уход из жизни меня очень тронул. Он остался в моем сердце, в моей памяти. Я с благодарностью буду его вспоминать. И душе его было хорошо и комфортно. Душе, но, как выяснилось, не сердцу. Он по-настоящему был уверен, что ему все под силу, а нитроглицерин — это так, врачи перестраховываются.

Он был здоров духовно, как всякий гармоничный человек, сделавший помощь другим главным делом своей жизни… И как люди это чувствовали, как выделяли его из других, как тянулись к нему! Я видел, как мгновенно с ним подружились и прониклись доверием Александра Ильинична Ильф и Реваз Леванович Габриадзе — люди тончайшей душевной организации.

И как он их любил, как опекал, как заботился. А как он любил Всемирный клуб одесситов! Клуб был его вторым домом… И он все делал, чтобы там стало, наконец, по-настоящему уютно. И видимая мягкая улыбка, немного ироническая, умиротворяющая очередного абонента.

Так налаживалась связь с историческими персоналиями, потомками стародавних одесситов, одушевленным пространством старых домов, дворов и подворотен, территорией детства, любимым старичьем, эмигрантами и инопланетянами.

То была порученная ему миссия соборности. Аркаши больше нет в поле зренья. Я остался без связи в суровом ожесточившемся городке, затравленном, поникшем, обветшавшем, затерявшемся во вселенском безвременье. Я жду своего связника. И он непременно явится с прежним паролем. Потому что мы целостная картина мира, какие-то недостающие пазлы. Возле него всегда сидело несколько человек.

Это были или художники, которым он устраивал в клубе выставки, или писатели, дарившие ему свои книги, или журналисты, которых он снабжал информацией о культурной жизни Одессы. Его телефон звонил беспрерывно. Никогда не ходивший на футбол Аркадий вдруг стал ходить на все матчи, стал, как бы, спортивным обозревателем на сайте Клуба.

Тогда же в Клуб стали захаживать спортсмены. Одним из первых, кого Аркадий увидел в Клубе, был Яков Железняк, учитель Аркадия по стрельбе, когда тот еще учился в школе.

За Железняком потянулись и другие спортсмены: Все-таки, была в нем не до конца реализованная тяга к детям из него получился бы прекрасный педиатрон был любимым и уважаемым учителем в школе, но этого ему было мало. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

И вот на протяжении учебного года было проведено более 80 уроков для одесских восьмиклассников. Иногда получалось давать по два урока в день, если по каким-то причинам класс не мог приехать по графику.

Тяжело было, но было моральное удовлетворение — ну хоть какое-то зернышко любви к родному городу было посеяно. Работа продолжилась и в уч. Многие помнят его дом, где всем были рады, где всегда царило дружелюбие и покой. Так же точно было в клубе… С Александром Бирштейном Вскоре после знакомства с Аркадием, я сделал для себя один важный вывод.

У нашей семьи были добрые друзья — художники театра Ивницкие. Так вот, Михаила Борисовича Ивницкого все дружно — и в театре, и друзья, и знакомые!

За доброту, за опыт, знания, умение вовремя дать совет… Так вот, скажу я вам: Аркадий тоже был ребе! Его советы были добры, тактичны и совсем не пусты. Все проверено на себе, взвешено, внятно, подробно.