Шагаешь с нею в школу идешь кино мотив такой веселый знаком давно

М - советские актёры и актрисы - Кино-Театр.РУ

ОНИ ЗНАКОМЫ ДАВНО, ARTUR BEST. САМАЯ . СРЕДНЯЯ ШКОЛА № 7 (А МЫ ЛЮБИЛИ), HI-FI .. ВЕСЕЛЫЙ МИР, АГАТА КРИСТИ Я ИДУ К ТЕБЕ НА ВСТРЕЧУ, АНТОНОВ ЮРИЙ ТОТ КТО РАНЬШЕ С НЕЮ БЫЛ, ВЫСОЦКИЙ ВЛАДИМИР МОТИВ ПОСЛЕДНЕЙ ПЕСНИ, ИВАНОВ АЛЕКСАНДР. Шагаешь с нею в школу, Идёшь в кино. Мотив такой весёлый. Знаком давно. И с нею интересней. Весь мир вокруг. Всегда с тобою песня – Твой верный. Шадринская средняя общеобразовательная школа . Шагаешь с нею в школу, идёшь в кино. Мотив такой весёлый знаком давно.

И уже через несколько дней машина по созданию фильма с участием Маргариты Назаровой была запущена. Однако, прежде чем приступить к рассказу о работе над этим Фильмом, стоит рассказать о главной виновнице происшедшего — Маргарите Петровне Назаровой. Она родилась 26 ноября года.

Когда началась война, она оказалась на оккупированной территории, и ее, как и тысячи других молодых советских людей, фашисты угнали в Германию. Первое время она работала в одном из немецких хозяйств, но затем ее приметил владелец одного из кабаре и взял к себе в качестве танцовщицы.

После окончания войны Назарова вернулась на родину и с года стала работать балериной сначала на эстраде, затем в передвижном театре оперетты. Там познакомилась с дрессировщиком Константином Константиновским, который вскоре стал ее мужем.

Об этом человеке тоже стоит рассказать. Во время войны он служил в специальном подразделении, которое занималось дрессировкой собак-камикадзе: Собак специально дрессировали реагировать на звук двигателей немецких танков достигалось это легко: Поэтому, когда они слышали знакомый звук, они мчались к танкам и те взрывались. Однако немцы вскоре просекли это дело и, как только видели собак, выключали двигатели своих машин.

И собаки мчались обратно. В результате несколько взрывов прозвучало уже в наших рядах. За это командование разжаловало всех, кто имел отношение к этой дрессировке, и отправило в штрафбат. Оказался там и Константиновский. Правда, длилась его судимость недолго: В году Назарова стала работать помощницей у дрессировщиков Б. Эдера и своего мужа Константиновского.

Однако лица Назаровой кинозритель тогда так и не увидел, только спину. О нем мой дальнейший рассказ. Кандидатур перебрали несколько, но все впустую. Машина забуксовала в самом начале, и казалось, вскоре вообще заглохнет.

КГБ: Николай Николаевич Носов. Тайна на дне колодца / Дополнительно / Читать онлайн

Но тут удача улыбнулась руководству студии в лице молодого автора морских повестей Виктора Конецкого. В то время он только начал сотрудничать с кинематографом и писал свой первый сценарий о тружениках моря. В последующем этот сценарий ляжет в основу замечательного фильма Г. Материал был серьезным, и так необходимое писателю творческое вдохновение никак его не посещало. Чувствуя, что эта тема ему очень близка, он явился к директору студии и заявил: На острове Врангеля мы погрузили к себе на борт двух белых медведей.

И поволокли их в Мурманск. В течение какого-то времени все шло как по нотам: Но вот однажды кто-то из наших ребят плохо закинул щеколду на замке, и медведи вышли на палубу. Оружия у нас на борту никакого нет, да, если бы оно и было, применять его мы бы вряд ли стали: Поэтому пришлось усмирять их подручными средствами. Кто-то из наших матросов схватил углекислотный огнетушитель, и с его помощью нам удалось загнать зверей в их клетку. Ну как, теперь стыкуется?

Вскоре сценарий был написан и руководством студии полностью одобрен. Правда, когда его показали в Госкино, у одного высокого начальника возникли определенные возражения, которые он не преминул высказать его автору — Конецкому. Скажите, советские капитаны являются членами КПСС? При этих словах пышные брови чиновника от удивления и возмущения поползли вверх.

Наконец он сумел совладать со своими чувствами и произнес: Я вижу, что вы слишком молоды, чтобы доверять вам фильм, который мало того, что будет стоить порядка 15 миллионов рублей, так еще снимается по заказу нашего дорогого Никиты Сергеевича. Она же не профессиональная актриса и не сможет хорошо сыграть драматическую роль! Неужели вы думаете, что, если она каждый день выходит на арену и укрощает тигров, она не сможет справиться с ролью на съемочной площадке?

Плохо вы думаете об артистах советского цирка! И вообще, о женщинах. Я десять лет отсидел на Колыме за любовь Каплера в году лично посадил Сталин за то, что тот влюбился в его дочь Светлану и могу судить о них лучше, чем. Так что споры на этот счет отпадают. Шолоховуоднако имел за плечами богатый жизненный опыт — в войну он был летчиком-штурмовиком.

Довольно скоро были найдены и актеры на главные роли в этом фильме: Большинство ролей матросов достались актерам малоизвестным, хотя и здесь были исключения. И совсем крошечную роль — загорающего мужчину на пляже — сыграл Василий Лановой.

По бортам этой калоши наварили решетки, и звери каждый день резвились на палубе, таким образом проходя нужную адаптацию. За этим процессом наблюдали тысячи ленинградцев, которые толпились на набережной Невы с утpa и до глубокого вечера. После небольшого пребывания в Ленинграде группа переместилась на Черное море. На съемках картины была масса забавных эпизодов. Вот, например, как снимали эпизод, когда герой Леонова моется в ванной и туда заходит тигр.

Первоначально было задумано оградить ванну от тигра пуленепробиваемым стеклом. Леонов лично проверил на прочность но стекло и, когда убедился в его надежности, согласился сниматься.

Однако он не знал того, что произошло. Дело в том, что оператор фильма Дмитрий Месхиев узрел, что стекло будет давать блики и зритель сразу обо всем догадается. Как и положено, оператор тут же доложил об этом режиссеру. Фетин внимательно выслушал его и решил стекло в этом эпизоде не использовать. На том и порешили. В назначенный день участники съемочной группы собрались в павильоне, где была выстроена декорация ванной комнаты. Стекло, как и положено, стояло на месте, поэтому Леонов без всяких задних мыслей стал раздеваться.

Но Фетин был непреклонен. Так что не стесняйся. И Леонову пришлось подчиниться. В этот момент рабочие, по команде режиссера, и убрали защитное стекло. А следом за этим в павильон ввели тигра Пурша. И в это время Леонов протер глаза и буквально нос к носу столкнулся с полосатым хищником. Легко понять, какие чувства испытал тогда актер, который готовился совершенно к другому.

Поэтому, едва к Леонову пришло осознание происходящего, он немедленно вскочил на ноги и в чем мать родила бросился от тигра. Это выглядело так натурально и эффектно, что оператор Месхиев крякнул от удовольствия, предвкушая, как будет смотреться этот кадр в готовом фильме. Между тем это был не последний эпизод, когда Леонов буквально умирал от страха перед хищниками.

Позднее в своих воспоминаниях он напишет об этом следующее: Ко мне подошли режиссер, оператор и сказали: Меня, конечно, уговорили, ведь я же дал согласие сниматься в этом фильме. Режиссер смелый-смелый сам залез на мачту, оттуда все видно — руководить легче.

Оператор спрятался в железный ящик, выставил камеру. Посадили меня в клетку, выпустили тигров. Тигры подошли, понюхали и пошли дальше палубу осматривать. Тигры не бросаются — комедия не получается.

Зато что творилось на палубе через минуту, когда тигры учуяли поросенка! Они его через прутья поцарапали, поросенок визжит, тигры от этого еще больше свирепеют. Я кричу, поросенка прижимаю. А поросенок от страха совсем обезумел, на меня стал кидаться. Тигры рычат, поросенок лает, я кричу: Между тем, помимо Леонова, едва не досталось от тигров в одном из эпизодов и оператору Д. Случилось это тогда, когда должны были снимать заплыв тигров на пляж.

Так вот, чтобы бросить тигров в море, их сначала посадили в клетку, за эту клетку подцепили корабельной стрелой и опустили за борт. После этого, по замыслу дрессировщика, клетка должна была открыться и тигры оказались бы в воде.

Так оно, собственно, и получилось. Однако вместо того, чтобы плыть от корабля к суше, тигры внезапно стали лезть на клетку, где сидел оператор. Дело осложнилось тем, что Месхиев настолько был увлечен своей камерой, что в первую минуту не заметил этого маневра хищников и продолжал беспечно сидеть на своем месте. Тогда, чтобы предупредить его, на корабле стали стрелять ракетами и кричать ему: Видимо, верно оценив ситуацию, когда третий явно оказывался лишним, Месхиев положил камеру на крышу клетки и, не мешкая больше ни секунды, прыгнул в море.

Немало забавных эпизодов возникало на съемках, когда снимали любовные эпизоды с участием М. Дело в том, что на съемках в качестве дрессировщика присутствовал муж исполнительницы главной роли Константин Константиновский. Он был жутко ревнивым мужчиной и постоянно донимал Дмитриева своими подозрениями. Короче, всем участникам съемок было очень весело. В самом конце работы случился и один печальный инцидент.

Читатель наверняка помнит эпизод фильма, когда матросы несут на носилках усыпленного льва. В этой роли снимался лев по имени Васька. Был он уже очень старым по возрасту, но свой эпизод когда он гоняет по палубе команду он отыграл прекрасно. А затем его стали усыплять, а он не засыпает. Уже весь димедрол извели, а лев как бодрствовал, так и продолжает бодрствовать.

А это был последний съемочный день, и надо было срочно закругляться. И тогда было принято решение льва застрелить. Мол, все равно он уже старый и скоро умрет. Осуществить эту акцию вызвался пиротехник, который, прежде чем убить животное, попросил дать ему стакан водки. И лев Васька погиб. Так что в фильме на носилках лежал уже мертвый лев. Во время съемки этого эпизода Назарова буквально разрывалась от рыданий. Через 12 лет после этого на фестивале в Калькутте он взял почетный приз. Судьба создателей этой картины сложилась по-разному.

Фетин после него больше комедий не снимал, увлекшись серьезной тематикой. Он снял такие фильмы, как: Он был первым мужем замечательной актрисы Людмилы Чурсиной. Фетин скончался в возрасте 55 лет. Актер Евгений Леонов именно после этого фильма приобрел огромную популярность у зрителей и стал одним из самых снимаемых актеров советского кино. А вот актер Иван Дмитриев в большое кино так и не выбился, связав свою жизнь с театром. Он жив до сих пор ему уже 82 года и работает в Александринском театре в Санкт-Петербурге.

Судьба Маргариты Назаровой сложилась печально. В конце х годов, во время гастролей в Италии, ее внезапно узнал тот самый владелец кабаре, у которого она выступала в годы войны.

Назарова встретилась с ним и пропала на три дня. Затем вернулась и тут же попала на заметку в КГБ. В Москве ей устроили допрос, интересовались, почему она так долго скрывала темные факты своей биографии. Ей тогда все-таки удалось убедить чекистов в своей благонадежности, и ее оставили в покое. Но вскоре в ее семье произошло несчастье. Когда в июне года она была на гастролях в Свердловске, от опухоли головного мозга скончался ее летний муж К. С этого момента чиновники от цирка перестали с ней считаться, все чаще заводили разговор о том, чтобы она уходила на пенсию.

И она ушла, передав свой номер сыну — Алексею Константиновскому. Затем он уехал работать во Францию, а Назарова осталась на родине одна. Посетивший ее лома корреспондент Н. Всюду нескрываемая печать забытья. Единственные в доме цветы — букет запыленных модных некогда пластмассовых подсолнухов. Протекающие потолки, ржавые трубы, некрашеный пол. Телефон за неуплату давно отключен, телевизор не смотрит — экономит электричество. Лишь яркий гобелен с тигром на стене напоминает о той, прошлой жизни.

Во время нашей недолгой встречи не раз просила писать о ней скромно. И просто так взять деньги — от кого бы то ни было — она не. Сейчас директор нижегородского цирка Иван Панкратович Маринин занимается открытием для нее специального счета, на который все желающие могли бы перечислить необходимые средства.

Почему они так решили? Во-первых, им очень нравился роман А. Беляева, которым уже несколько десятилетий зачитывалась вся страна. Во-вторых, роман предоставлял прекрасную возможность снять красивую картину о любви, а не о мартеновских домнах или колхозных буднях, чего и так было в избытке на советских экранах.

Поэтому, вернувшись в Ленинград, режиссер и оператор доложили руководству студии о своей задумке и едва не получили по голове за свою инициативу. Кто вам сказал, что у вас что-то получится? И в конце концов чиновничья оборона дрогнула и фильм решили запустить в производство. При этом в помощь В.

Чеботареву дали опытного летнего режиссера Геннадия Казанского, у которого уже был опыт подобного рода съемок: Оператором, естественно, утвердили Э. Розовского, а вот на сценарий бросили сразу троих: Музыку для фильма написал молодой тогда композитор Андрей Петров, для которого эта работа была дебютом в кино.

Затем стали подбирать актеров. Прежде чем продолжить рассказ о картине, следует хотя бы вкратце рассказать об этом актере, которому вскоре предстоит стать звездой всесоюзного масштаба.

Коренев родился в Севастополе перед самой войной. Его отец был военным, поэтому семья часто переезжала с места на место. В школу Владимир пошел в Измаиле, где преподавание шло на двух языках: Однако успехов у юного Володи Коренева не было ни в том, ни в другом: И тем не менее его переводили из класса в класс, чтобы не портить общую успеваемость класса. Сидел мальчик на последней парте и, вполне вероятно, так и закончил бы школу круглым троечником.

Однако вскоре судьбе было угодно, чтобы семья Кореневых переехала жить в Таллин. И поселились они в доме, где на четвертом этаже была библиотека. В нее вскоре и зачастил Володя. Библиотекарша относилась к нему с большой симпатией и помогала подбирать соответствующую литературу.

Коренев был натаскан ею так, что школьные преподаватели в удивлении разводили руками: Именно в Таллине В. Коренев впервые приобщился к сценической деятельности, регулярно посещая школьный драмкружок. Стоит отметить, что в этом же кружке занимались еще несколько человек, которые затем станут известными актерами: А теперь вернемся к рассказу о съемках фильма. Едва был утвержден съемочный коллектив картины, как тут же поступило распоряжение отправляться всем на учебу в одну из ленинградских водолазных школ.

И в то время как актеры, режиссеры, операторы и другие участники предстоящих съемок учились работать под водой, гримеры и бутафоры ломали головы над, казалось бы, неразрешимыми проблемами: Короче говоря, пришлось попотеть, разрешая все эти проблемы по.

Ведь опыта работы в подобного рода картинах ни у кого не было, да и не могло быть; не снимали до этого в советском кино ни одного такого фильма.

Что же придумали тогда киношники? Например, костюм Ихтиандра шили из различных материалов, но ни один из них не выдерживал долгого пребывания под водой: В конце концов нашли выход: Таких костюмов на всякий случай сделали четыре. Наконец предварительный этап работы был завершен, и съемочная группа отправилась к месту съемок: Горбачева, где он провел в заточении несколько августовских дней го года.

Во время съемок на воде были использованы самые различные хитрости. Например, чтобы в кадр не заплывали случайные люди, место съемок огораживали сеткой. На эту территорию запускали рыб, устанавливали декорации: Под водой обычно работали восемь человек, но иногда, когда сцена была несложной, Э. Розовский снимал актера в одиночку. Коренев долго находиться под водой не мог, и ему специально устраивали под водой тайники: Помните, Ихтиандр лежит на морском дне, привязанный к якорю.

Но неожиданно якорь не зацепился за гребень подводной горы, а стал скользить в ущелье между скалами. Для нас, киношников, это, конечно, находка — показать подводные горы и ущелья. А для актера, хотя и тренированного, но еще недостаточно опытного подводника? Я и оператор советуемся жестами: На такой глубине — это смерть.

Тогда Рэм делает глубокий вдох, набирая воздух из своего акваланга, снимает его и надевает на Коренева. А сам мгновенно уходит вверх. У меня все оборвалось внутри: Стукалов всплывал без остановки, а ведь перепад давления достигал нескольких атмосфер. Что будет с ним наверху? Не разорвутся ли ушные перепонки?

Когда Рэм Стукалов появился на поверхности воды, из его ушей хлестала кровь. После этого случая к якорю решили привязывать муляж. Отмечу, что таких экстремальных ситуаций на протяжении всех съемок было еще несколько, причем гибель могла поджидать любого из съемочной группы в самом неожиданном месте и самым невероятным способом.

Например, от удара током. Мы брали киловаттные приборы и, заизолировав концы, опускали их в воду. Включали — считайте, что коллективная смерть… Но надеялись, что никого не убьет. Поначалу думали обойтись надувной рыбиной, которую специально для съемок соорудили в Союзе художников. Однако, едва она попала в воду, сразу стало понятно, что на настоящего морского хищника она не тянет: К тому же, чтобы погрузить ее под воду, требовалось около двух тонн груза, а это создавало массу неудобств водолазу, который находился внутри резиновой игрушки.

Он оставлял за собой такой пенный след, что больше походка на торпеду, чем на хищника, обитателя морских глубин. Помогли же решить эту проблему местные рыбаки. Они привезли настоящих черноморских акул, которые были совершенно не опасны для человека. Правда, и с ними пришлось повозиться. Они плыли очень вяло, и их никак не удавалось расшевелить. Их и били, и выворачивали им хвосты, а Розовский одну из них даже запряг как лошадь. Но акула оскорбилась своим сравнением с подневольной скотиной, рванула в море и чуть не унесла с собой всю аппаратуру.

И тут все увидели, что воздух действует на этих рыб опьяняюще. Так был найден способ, при котором акул заставили работать как. Когда об этом узнали на студии, поднялся грандиозный скандал. Буквально в тот же день было приказано съемки прекратить и возвращаться. Над картиной повисла реальная угроза закрытия. И тогда была применена хитрость. Дело в том, что на протяжении всех съемок операторы снимали работу коллектива на пленку.

Его стали крутить на различных творческих вечерах, и он везде пользовался огромным успехом. Люди, видевшие его, буквально восторгались: Когда работа была все-таки завершена, фильм в течение нескольких месяцев мурыжила цензура. Его обвиняли в пошлости, разврате и. Однако, когда он вышел на экран, зритель рублем доказал, кто же прав в этом споре. После съемок этого фильма судьба его создателей сложилась по-разному. Казанский снял еще несколько картин, среди которых самыми известными были: Автор данной работы опирается на самобытную кинематографическую параллель, рожденную в русле кинематографической образности и развития поэтики кино, связанную с особенностями историко-культурной атмосферы эпохи.

О фильмах и биографии этого кинематографиста не было опубликовано ни одной монографии и ни одной крупной аналитической работы, что, в частности, было связано с его отъездом в Израиль в году и запрещением показывать его картины в СССР. Но с момента постепенного возвращения его фильмов на отечественный экран, прошло почти два десятилетия, однако эти произведения освещены сегодня в специальной литературе крайне мало и фрагментарно. Без картин Калика нельзя представить этотпериод, а, значит, и рассматривать развитие кинематографической культуры эпохи.

Большую помощь в разработке темы и собрании фактологического материала оказали устные свидетельства режиссеров: Михаила Калика и Георгия Данелии. Диссертант также благодарит сотрудников Музея Кино в особенности, фото и видеофонд, библиотеку за помощь в поиске киноматериалов и литературных источников, и, в частности, за предоставление возможности просмотра французской копии фильма Й.

Диссертант признателен Вере Таривердиеве за личные свидетельства о сотрудничестве Михаила Калика и Микаэла Таривердиева и предоставление записи ее беседы с М. В связи со спецификой темы данной работы исходным методом исследования является анализ художественной ткани и образно-смысловой структуры фильмов в контексте творчества режиссеров и историко-культурном пространстве эпохи.

Такой вид анализа является основой методологического подхода, в который также входит метод обобщения исследований в области истории кино по данному вопросу, историко-теоретический анализ эпохи на основе литературных свидетельств деятелей культуры, являющихся ее современниками мемуары, исследования в области искусства. Кроме того, такой подход включает анализ и интерпретацию определенных тем в режиссерском творчестве и сравнительный анализ звучания одних и тех же тем в разных кинематографических культурах в данном случае, русской и французской.

Выбор методологии опирается на отношение к режиссеру как к создателю художественного мира со своими законами, в котором образы города и дома являются одними из основ его существования и развития. В свете вышеизложенного представляется очевидным, что главным предметом анализа являются сами кинематографические произведения. Задачи исследования и данный методологический подход обусловили определенные принципы построения работы.

Для решения поставленных задач достаточно рассмотреть несколько фигур художников, что дает возможность для внимательного и глубинного анализа, позволяет пристально взглянуть на развитие данных образов в их творчестве.

Анализ построен как развитие от более конкретного и камерного к отвлеченному и универсальному. Автобиографизм добавляется как еще одна грань образа дома, проявляющая его универсальное звучание.

Эту тему во многом продолжает, но совершенно по-своему, последняя глава о творчестве Андрея Тарковского, где, с одной стороны, автобиографическое звучание усиливается, а с другой, образ дома пересекается, а порой перетекает в образ времени. В этой главе тема дома и бездомья вовлекается в контекст судьбы русской культуры XX века через творчество выдающегося художника, остро почувствовавшего эту проблематику и выразившего ее в своих фильмах.

Заключение обобщает выводы каждой главы и подводит итоги исследования. ОкуджаваОблик Москвы х годов, воплощенный на экране кинематографа, обладает самостоятельным бытием - грациозным, передающим зрителю чувство внутреннего присутствия. Такая точка зрения почти исключала понятие дистанции - так же, как его стирают поэтический образ, сон или просто приближение вплотную.

Личный взгляд авторов фильмов свободно вмещает в поле зрения мостовые, дома, деревья, прохожих, небо над головой, делая зрителя будущей эпохи их современником, а Москву ушедшего десятилетия хорошо знакомым, родным пространством. Режиссёры х открывали город так упоенно и искренно, словно раньше он был крепко закрыт на засовы и объявлен военной зоной, что очень походило на правду. Именно это благодарное отношение к Москве является главной причиной долголетия оттепельных картин, посвященных этой теме, объяснением зрительской любви к.

С другой стороны, оно даёт ключ к осмыслению уникальности всего десятилетия в истории отечественной культуры XX столетия. Мотив открытия необъятности окружающего пространства, позволяющего сколько угодно странствовать в его широтах, возникает в отечественных картинах рубежа х. Коллективизм превращается в нечто совершенно иное, а именно, — в готовность к дружескому общежитию, основой которого является заинтересованность его участников друг в друге, внимание к личности другого.

Эти настроения аккумулирует просторная Москва с её новостройками, древним центром, зеленью Бульварного кольца, сетью арбатских переулков, с её иррациональной топографией, порывистым характером и готовностью к переменам. И поэтому в е годы она создаёт в музыке, литературе и кинематографе свою особую художественную территорию. В кинематографе эта местность столь просторна и рельефна, что с её высот можно разглядеть окрестности эпохи, к тому же она густо заселена, - прежде всего, героями Марлена Хуциева, Геннадия Шпаликова и Георгия Данелии.

Москва в поэтике этих художников одновременно является мироощущением и формой размышления, стремлением запечатлеть состояние своего современника, ошеломлённого необозримостью просторов и полнотой ответственности. Яркость этих московских впечатлений обусловлена и тем, что судьба всех трех кинематографистов тесно связана с российской столицей.

Геннадий Шпаликов родился в Карелии, где в тот момент работал его отец, но через два года семья вернулась в Москву. После войны он два года проучился в московской школе, а потом восемь лет в киевском Суворовском училище - его приезд в Москву середины х былсвоего рода бегством на волю.

У грузинской столицы всегда существовали особые отношения сМосквой, а в е - е годы между ними устанавливается таинственноесообщение. Тбилиси всегда был многоязычным городом, гдевсё, тем не менее, попадало под влияние и обаяние грузинских традиций,вкусов, менталитета. Существует легенда о знаменитом тбилисском ТЮЗе, через который прошло всё это поколение, помнившее песни из тюзовских спектаклей всю жизнь. Кажется, все эти кавказские витязи сговорились штурмом взять Москву, но сдались на её милость, сражённые любовью к городу хотя осели в городе не все, а лишь половина из названных художников.

Георгий Данелия и Марлен Хуциев - режиссёры разных, почти противоположных художественных методов, разной творческой судьбы, но одинаково влюблённые в оба своих родных города, и поэтому их портреты Москвы написаны индивидуальным почерком, но со сходным изяществом и грузинской нежностью.

Тема Москвы для Хуциева, в отличие от его земляка и коллеги, — главная в творческой биографии она звучит в фильмах: Кажется, что картины этих двух режиссёров существуют в противоположных плоскостях: Но сближает их то, что сегодня кажется особенно ценным, - присутствие неповторимой ауры Москвы, щемящего арабеска города, внимательно и бережно прорисованного искусным штрихом режиссёров и операторов, отблеска внутренней жизни ее жителей.

Корни этого созвучия во многом раскрывает имя драматурга, соавтора обоих режиссёров. Но свою меру знай Зона рядом, личное оружие, сам понимаешь В тот же день Борис заметил около уборной ефрейтора Петрова, которого сослуживцы называли - Фидель.

Эту кличку ефрейтор получил год. Лейтенант Хуриев вел политзанятия. Он велел назвать фамилии членов Политбюро. Петров сразу вытянул руку и уверенно назвал Фиделя Кастро Алиханов заговорил с ним, ловко копируя украинский выговор Прищепы: Устранить или даже отсрочить это буржуазное явление партия не в силах. А значит, состоится пьянка. И произойдет неминуемое чепе. В общем, пей, Фидель, но знай меру Гужу, пока не отключусь А твой Прищепа - гондовня и фрайер.

Он думает - праздник, так мы и киряем. А у нас, бляха-муха, свой календарь. Есть "капуста" - гудим. А без "капусты" что за праздник?!. И вообще, тормознуться пора. Со Дня Конституции не просыхаем. Так ведь можно ненароком и дубаря секануть Давай скорее, я тебя жду Дерьмо замерзает, рукой приходится отламывать. Алиханов направился к покосившейся будке. Снег около нее был покрыт золотистыми вензелями. Среди них выделялся каллиграфический росчерк Потапа Якимовича из Белоруссии.

Через минуту они шли рядом по ледяной тропинке. Зайду в нормальный человеческий сортир. Постелю у ног газету с кроссвордом. И закайфую, как эмирский бухар Утром солдаты пилили дрова возле казармы. Еще вчера снег блестел под ногами. Теперь его покрывали желтые опилки.

Около трех вернулась караульная смена из наряда. Разводящий Мелешко был пьян. Шапка его сидела задом наперед. Сержант Мелешко - кру-у-гом! Головной убор - на месте!. Ружейный парк был закрыт. Дежурный запер его и уснул. Караульные бродили по двору с оружием. На кухне уже пили водку. Ее черпали алюминиевыми кружками прямо из борщовой лохани.

Ленька Матыцын затянул старый вохровский гимн: Хотят ли цирики войны?. Ответ готов у старшины, Который пропил все, что мог, От портупеи до сапог. Ответ готов у тех солдат, Что в доску пьяные лежат, И сами вы понять должны, Хотят ли цирики войны Замполит Хуриев был дежурным офицером. На всякий случай он захватил из дома пистолет.

Правый карман его галифе был заметно оттянут. Хмельные солдаты в расстегнутых гимнастерках без дела шатались по коридору. Глухая и темная энергия накапливалась в казарме.

Замполит Хуриев приказал собраться в ленинской комнате. Велел построиться у стены. Однако пьяные вохровцы не могли стоять. Тогда он разрешил сесть на пол. У замполита было гордое красивое лицо и широкие плечи. В казарме его не любили В эти дни мы охраняем покой советских граждан.

Вот ты, например, Лопатин Всегда - Лопатин, Лопатин. Чтобы мирно спали колхозники в твоей родной деревне Бежаны Так объясняли Хуриеву на курсах в Сыктывкаре. Лопатин подумал и громко сказал: Алиханов водку пить не. Он пошел в солдатский кубрик, где теснились двухъярусные нары. Потом стащил валенки и забрался наверх. На соседней койке, укрывшись, лежал Фидель. Вдруг он сел на постели и заговорил: Фидель поднял глаза и начал: Надеюсь, ты видишь этот бардак?!

Надеюсь, ты понял, что значит вохра?!. Так сделай, чтобы меня перевели в авиацию. Или, на худой конец, в стройбат. И еще распорядись, чтобы я не спился окончательно. А то у бесконвойников самогона навалом, и все идет против морального кодекса За что ты меня ненавидишь? Хотя я и гопник, но перед законом чист. Ведь не крал же я, только пью И то не каждый день - Милый Бог! Совесть есть у тебя или нет? Если ты не фрайер, сделай, чтобы капитан Прищепа вскорости лыжи отбросил.

А главное, чтобы не было этой тоски Как ты думаешь, Бог есть? А как прижмет, то, может быть, и. Так лучше с ним заранее контакт установить Фидель наклонился к Алиханову и тихо произнес: Я еще со Дня Конституции такую цель поставил. Какой уж там рай Таких и в дисбат не примут А я на этом фоне, может, и проскочу как беспартийный К десяти часам перепилась вся рота.

  • Приключения Тома Бомбадила и другие истории
  • Советские актёры и актрисы
  • Досье на звезд: правда, домыслы, сенсации. Наши любимые фильмы (fb2)

Очередную смену набрали из числа тех, кто мог ходить. Старшина Евченко уверял, что мороз отрезвит. По казарме бродили чекисты, волоча за собой автоматы и гитары. Двоих уже связали телефонным проводом. Их уложили в сушилке на груду тулупов. В ленинской комнате охранники затеяли игру.

Она называлась "Тигр идет". Все уселись за стол. Выпили по стакану зверобоя. Затем ефрейтор Кунин произнес: Участники игры залезли под стол. Участники вылезли из-под стола. После чего ефрейтор Кунин сказал: И все опять залезли под стол. На этот раз кто-то остался под столом.

Затем - второй и третий. Затем надломился сам Кунин. Он уже не мог произнести: Около двенадцати прибежал инструктор Воликов с криком: В нескольких километрах от шестого лагпункта был расположен поселок Чир. В нем жили сосланные тунеядцы, главным образом - проститутки и фарцовщики. На высылке они продолжали бездельничать. Многие из них были уверены, что являются политическими заключенными Парни толпились возле инструктора.

У них там гонококки, как псы Вот если бы из нержавейки Алиханов лежал и думал, какие гнусные лица у его сослуживцев. Он успел переодеться в диагоналевую гимнастерку.

Алиханов стоял в дверном проеме. И помни, в народе меня зовут - отважным И вышел, задев Алиханова плечом. За ним потянулись остальные. Алиханов выругался, залез под одеяло и раскрыл книгу Мирошниченко "Тучи над Брянском".

Латыш Балодис разувался, сидя на питьевом котле. Балодис монотонно дергал себя за ногу. И при этом всякий раз бился головой об угол железной кровати. Главной его заботой была продовольственная кладовая.

Там хранились сало, джем и мука. Ключи Балодис целый день носил в руках. Засыпая, привязывал их шпагатом к своему детородному органу. Ночная смена дважды отвязывала ключи и воровала продукты. Даже мука была съедена Любит меня - страшно. Я говорю, отчего ты полюбил именно ее, эту Анеле? Балодис подумал и сказал: Читать Алиханов не. Заснуть ему не удавалось. Борис думал о тех солдатах, которые ушли на питомник. Он рисовал себе гнусные подробности этой вакханалии и не мог уснуть.

Пробило двенадцать, в казарме уже спали. Алиханов поднялся и выключил репродуктор. Алиханов был уверен, что они начнут делиться впечатлениями. Но они молча легли. Глаза Алиханова привыкли к темноте. Окружающий мир был знаком и противен. Ряды обернутых портянками сапог. Лозунги и плакаты на стенах. Неожиданно Алиханов понял, что думает о женщине с высылки.

Вернее, старается не думать об этой женщине. Не задавая себе вопросов, Борис оделся. Он натянул брюки и гимнастерку. Захватил в сушилке полушубок. Затем, прикурив у дневального, вышел на крыльцо. Ночь тяжело опустилась до самой земли. В холодном мраке едва угадывалась дорога и очертание сужающегося к горизонту леса. Алиханов миновал заснеженный плац. За оградой хрипло лаяли собаки на блокпостах. Борис пересек заброшенную железнодорожную ветку и направился к магазину.

Но рядом жила продавщица Тонечка с мужем-электромонтером. Еще была дочь, приезжавшая только на каникулы. Алиханов шел на свет в полузанесенном окне. Затем постучал, и дверь отворилась. Из узкой, неразличимой от пьянства комнаты вырвались звуки старомодного танго.

Алиханов, щурясь от света, вошел. Сбоку косо возвышалась елка, украшенная мандаринами и продуктовыми этикетками. Он подвинул надзирателю фужер и тарелку с дрогнувшим холодцом. Закусывай, сучья твоя порода! Электромонтер положил голову на клеенку, видимо совершенно обессилев. Через пять минут Тонечка сунула ему бутылку вина, обернутую клубной афишей. Грохнула дверь за спиной. Мгновенно исчезла с забора нелепая, длинная тень Алиханова.

И вновь темнота упала под ноги. Надзиратель положил бутылку в карман. Афишу он скомкал и выбросил. Было слышно, как она разворачивается, шурша. Когда Борис снова шел мимо вольеров, псы опять зарычали.

На питомнике было тесно. В одной комнате жили инструкторы. Там висели диаграммы, графики, учебные планы, мерцала шкала радиоприемника с изображением кремлевской башни. Рядом были приклеены фотографии кинозвезд из журнала "Советский экран". Кинозвезды улыбались, чуть разомкнув губы. Борис остановился на пороге второй комнаты. Там на груде дрессировочных костюмов лежала женщина. Ее фиолетовое платье было глухо застегнуто. При этом оно задралось до бедер.

А чулки были спущены до колен. Волосы ее, недавно обесцвеченные пергидролем, темнели у корней. Алиханов подошел ближе, нагнулся. Бутылка "Пино-гри" торчала у него из кармана.

Борис прикрыл настольную лампу обрывком служебной инструкции. Припомнил, что обоих инструкторов. Один ночует в казарме. Второй ушел на лыжах к переезду, где работает знакомая телефонистка Дрожащими руками он сорвал красную пробку. Начал пить из горлышка. Затем резко обернулся - вино пролилось на гимнастерку. Женщина лежала с открытыми глазами. Ее лицо выражало чрезвычайную сосредоточенность. Несколько секунд молчали оба. В голосе ее звучало кокетство, подавляемое нетрезвой дремотой.

Я его застЯгиваю, а он все отстЯгивается да отстЯгивается Алиханов шагнул, наклонился, содрогаясь от запаха мокрых тряпок, водки и лосьона. Огромная янтарная брошка царапала ему лицо.

Он сидел в канцелярии, не зажигая лампы. Потом выпрямился, уронив руки. Звякнули пуговицы на манжетах. И чем все это кончится?!. Невнятные ускользающие воспоминания коснулись Алиханова. Зимний сквер, высокие квадратные дома. Несколько школьников окружили ябеду Вову Машбица. У Вовы испуганное лицо, нелепая шапка, рейтузы Кока Дементьев вырывает у него из рук серый мешочек.

Вытряхивает на снег галоши. Потом, изнемогая от смеха, мочится Школьники хватают Вову, держат его за плечи Суют голову в потемневший мешок Мальчик уже не вырывается. В сущности, это не больно Среди других - Боря Алиханов, звеньевой и отличник Галоши еще лежат на снегу, такие черные и блестящие.

Но уже видны разноцветные палатки спортивного лагеря за Коктебелем. На веревках сушатся голубые джинсы. В сумерках танцуют несколько пар.

На песке стоит маленький черный и блестящий транзистор. Борис прижимает к себе Галю Водяницкую. На девушке мокрый купальник. Кожа у нее горячая, чуть шершавая от загара. Галин муж, аспирант, сидит на краю волейбольной площадки. Там, где место для судей. В его руке белеет свернутая газета. Галя - студентка индонезийского отделения. Она шепотом произносит непонятные Алиханову индонезийские слова. Он, тоже шепотом, повторяет за ней: Галя прижимается к нему еще теснее.

Они почти бегут с горы, исчезают в кустах. Наверху - бесформенный силуэт аспиранта Водяницкого. Потом - его растерянный окрик: Воспоминания Алиханова стали еще менее отчетливыми. Наконец замелькали какие-то пятна. Обозначились яркие светящиеся точки.

Сценарий дня села "Я люблю Брусланово"

Похищенные у отца серебряные монеты Растоптанные очки после драки на углу Литейного и Кирочной И брошка, ослепительная желтая брошка в грубом, анодированном корпусе. Затем Алиханов снова увидел квадрат волейбольной площадки, белеющий на фоне травы.

Но теперь он был собой, и женщиной в мокром купальнике, и любым посторонним. И даже хмурым аспирантом с газетой в руке Что-то неясное происходило с Алихановым. Он перестал узнавать действительность. Все близкое, существенное, казавшееся делом его рук, представлялось теперь отдаленным, невнятным и малозначительным. Мир сузился до размеров телеэкрана в чужом жилище. Алиханов перестал негодовать и радоваться.

Он был убежден, что перемена в мире, а не в его Душе. Алиханов бездумно выдвинул ящик письменного стола. Обнаружил там хлебные корки, моток изоляционной ленты, пачку ванильных сухарей. Затем - мятые погоны с дырочками от эмблем. Две разбитые елочные игрушки. Гибкую коленкоровую тетрадь с наполовину вырванными листами. И тут Алиханов неожиданно почувствовал запах морского ветра и рыбы.

Песня - твой верный друг. Птичкин. Дубровин

Услышал довоенное танго и шершавые звуки индонезийских междометий. Разглядел во мраке геометрические очертания палаток. Вспомнил ощущение горячей кожи, стянутой мокрыми, тугими лямками Алиханов закурил сигарету, подержал ее в отведенной руке.

Затем крупным почерком вывел на листе из тетради: Зеленые теплые сумерки бродят под ветками. Они превращают каждое слово в таинственный и смутный знак Белые хлопья косо падали на стекло из темноты. Полусонный ефрейтор брел коридором, с шуршанием задевая обои. Он любовно перечеркнул два слова и написал: Ее можно было изменить движением карандаша с холодными твердыми гранями и рельефной надписью - "Орион" В десять часов утра его разбудил сменщик. Он пришел с мороза, краснолицый и злой.

Кир, поножовщина, изолятор набит бакланьем Алиханов тоже достал сигарету и пригладил волосы. Целый день он проведет в изоляторе. За стеной будет ходить из угла в угол рецидивист Анаги, позвякивая наручниками Он на третьем блокпосту. Спокойнее, когда пес рядом Может, ты Анаги не боишься? Но все равно Гарун страшнее Накинув телогрейку, Алиханов пошел в столовую.

Повар Балодис выдал ему тарелку голубоватой овсяной каши. На краю желтело пятнышко растаявшего масла. Выцветшие обои, линолеум, мокрые столы Он захватил алюминиевую ложку с перекрученным стеблем. Сел лицом к окну. Тут же вспомнил минувшую ночь.

Подумал о том, что ждет его впереди И спокойная торжествующая улыбка преобразила его лицо. Мир стал живым и безопасным, как на холсте. Он приглядывался к надзирателю без гнева и укоризны. И казалось, чего-то ждал от него Нью-Йорк Простите, что задержал очередную главу. Отсутствие времени стало кошмаром моей жизни. Пишу я только рано утром, с шести и до восьми. Дальше - газета, радиостанция "Либерти" Одна переписка чего стоит.

Да еще - младенец Развлечение у меня единственное - сигареты. Я научился курить под душем Однако вернемся к рукописи. Я говорил о том, как началась моя злосчастная литература. В этой связи мне бы хотелось коснуться природы литературного творчества.

Я представляю себе вашу ироническую улыбку. Тем не менее - буквально два слова. Как известно, мир несовершенен. Устоями общества являются корыстолюбие, страх и продажность. Конфликт мечты с действительностью не утихает тысячелетиями. Вместо желаемой гармонии на земле царят хаос и беспорядок. Более того, нечто подобное мы обнаружили в собственной душе.

Мы жаждем совершенства, а вокруг торжествует пошлость. Как в этой ситуации поступает деятель, революционер? Революционер делает попытки установить мировую гармонию. Он начинает преобразовывать жизнь, достигая иногда курьезных мичуринских результатов. Допустим, выводит морковь, совершенно неотличимую от картофеля. В общем, создает новую человеческую породу. Известно, чем это кончается Что в этой ситуации предпринимает моралист? Он тоже пытается достичь гармонии. Только не в жизни, а в собственной душе.

Тут очень важно не перепутать гармонию с равнодушием Художник идет другим путем. Он создает искусственную жизнь, дополняя ею пошлую реальность. Он творит искусственный мир, в котором благородство, честность, сострадание являются нормой. Результаты этой деятельности заведомо трагичны.

Чем плодотворнее усилия художника, тем ощутимее разрыв мечты с действительностью. Известно, что женщины, злоупотребляющие косметикой, раньше стареют Я понимаю, что все мои рассуждения достаточно тривиальны. Недаром Вайль и Генис прозвали меня "Трубадуром отточенной банальности".

Ведь прописные истины сейчас необычайно дефицитны. Моя сознательная жизнь была дорогой к вершинам банальности. Ценой огромных жертв я понял то, что мне внушали с детства.